После бала, или будет ли хорошо после кризиса?
Зачастую российские предприниматели и политики действуют, руководствуясь лишь тактическими целями, забывая о стратегическом развитии. Как показали недавние события, это грубейшая ошибка. Попытаемся заглянуть в наше ближайшее будущее и оценить, что надо сделать для того, чтобы оно не оказалось чересчур мрачным.  
ТОРГОВЛЯ НАКАНУНЕ, В ПЕРИОД И ПОСЛЕ КРИЗИСА
 
Не секрет, что на данный момент в список системообразующих предприятий, который утвержден правительством РФ, включены некоторые наиболее крупные торговые сети. Как отмечает Александр Борисов, председатель комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка, непосредственно перед кризисом надувались огромные «пузыри» в сфере коммерческой недвижимости, зарплат и потребительского кредитования. И если бы в России это продлилось еще несколько лет, то процесс мог бы зайти так же далеко, как и в США.
 
Также Александр Борисов указывает на опасность обострения в последнее время нападок на отдельные торговые сети в связи с их якобы монопольным положением на рынке, хотя очевидно, что даже крупнейшие российские ретейлеры не являются крупнейшими проводниками торговли. Например, сеть Wal-Mart занимает более 20% американского рынка розничной торговли, что на группу Х5 приходится немногим более 6% российского ретейла. Чиновник также призывает торговцев к большему взаимопониманию и открытости: «Сейчас все должны понять — мы в одной лодке. Скажу даже больше: поиск виноватых в инфляции и повышении цен часто ведут те, кто сам заинтересован в этом, например естественные монополии, которые повышают тарифы».
 
Если отечественные фирмы еще пытаются лукавить, то западные компании даже не скрывают того факта, что прибыль, получаемая ими в России, очень и очень высока. Так, еще в сентябре 2008 года, когда уже произошли серьезные изменения в мире, известная международная исследовательская компания, опросив более 90 авторитетных представителей мирового ретейла, выяснила, что из десяти крупнейших потребительских рынков рынки развивающихся стран, прежде всего Китая, России и Индии, существенно более рентабельны, чем рынки развитых стран.
 
Алина Лобач, аналитик компании Euromonitor International по региону Центральной и Восточной Европы, подчеркивает, что самые высокие темпы роста розничной торговли отмечались в последние годы в России. Причем наибольший потенциал роста среди розничных форматов имеют (и показывают сегодня) гипермаркеты и дискаунтеры, хотя основной товарооборот пока обеспечивается супермаркетами.
 
Рассматривая поведение розничной торговли в период кризиса, Алина Лобач приводит интересные данные по «мини-кризису» 2002‑2004 годов, который имел место в Западной и Восточной Европе и некоторых странах Азии и сопровождался введением евро и резким ростом цен. Тогда восстановление розничной торговли до прежнего уровня заняло менее двух лет. Однако в тот период доходы, а значит, и расходы потребителей не падали — просто на какое-то время большинство людей несколько изменили манеру экономического поведения. Характерно, что продуктовые ретейлеры в меньшей степени почувствовали эти изменения.
 
Более сложная ситуация сложилась во время экономического кризиса в Аргентине (1995‑2002 годы), когда годовая инфляция в этой стране достигала 25%, ВВП падал на 11% в год, а рынок розницы — на 7‑8%. Несмотря на то что розничный товарооборот был тесно связан с располагаемым доходом населения, продовольственная розница сумела оправиться через год, а непродовольственная — через два года. Интересно, что в выигрыше оказались современные розничные форматы с портфелем частных марок и собственными распределительными сетями, а также online-торговля. Естественно, были и проигравшие: магазины электроники, одежды и пр.
 
Опыт предшествующих кризисов показывает, что за несколько месяцев они не заканчиваются, а растягиваются как минимум на год-два, а то и больше. К счастью, сейчас это стали понимать и российские чиновники. Хотя многие политики называют 2009 год наиболее сложным, Александр Борисов признает, что следующий за ним год может оказаться еще более драматичным. Это связано с серьезными проблемами наполнения бюджетов всех уровней (муниципальных, государственного, региональных), когда значительно сократится поле экономической активности в целом и возникнут заметные социальные проблемы. Эту серьезную проблему нужно иметь в виду и готовиться к ее разрешению.
 
Председатель комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка возлагает здесь определенные надежды на отраслевые и межотраслевые организации и союзы, которые могут попытаться совместно решать общую задачу выживания. Россия входит в кризис позднее некоторых других стран, и ее экономике еще предстоит какой-то период «свободного падения». И он будет тем дольше, насколько велико экономическое и административное отставание России от развитых стран Запада. В то же время, по мнению Александра Борисова, выход нашей страны из кризиса будет более быстрым, а уровень, на который выйдет розница впоследствии, — более высоким, так как люди, которые почувствовали вкус к нормальной, цивилизованной жизни, больше не захотят от нее отказываться. Поэтому потребление после кризиса будет высоким — и в этом залог успеха тех, кто выживет.
  
Справка «ТО»
Товарооборот в российской торговле за последние пять лет вырос в 2,5 раза — со 185 до 520 млрд долл., а его доля в объеме мировой торговли с 2 до почти 4%. При этом много лет подряд Россия находилась на второй строчке рейтинга по привлекательности инвестиций в торговлю; если сравнивать темпы роста, то российская торговля росла на 12‑15% ежегодно, а мировая торговля закончила 2008 год с ростом всего 4%, а на 2009-й планируется (по последней оценке МВФ) не прирост, а падение на 2,8%. 
Источник: ТПП РФ

 
 
ЧТО ДЕЛАТЬ И КТО ВИНОВАТ?
 
Видение представителей бизнеса несколько отличается от представлений политиков. Главной причиной резкого сокращения ранее заявленных объемов они называют невозможность выполнения российскими банками своих прямых функций, а именно кредитования предприятий. Государство же со своей стороны не имеет (или делает вид, что не имеет) рычагов воздействия на финансистов. Например, как рассказывает Олег Болычев, председатель совета директоров ГК «Вестер», в порту Калининграда в этом году не был отгружен ни один пароход. Именно завышенная ставка рефинансирования Центробанка РФ плюс рост курса доллара и повышение тарифов естественными монополиями разогнали инфляцию до нынешних показателей. Казалось бы, в кризис цены должны снижаться (как это и происходит сейчас в Западной Европе и США), но если речь идет о монополии, то цены могут и расти. Например, тарифы на газ возросли в России на десятки процентов, а уровень цен на бензин остался практически неизменным — и это при трехкратном падении цен на нефть! Такие немыслимые условия работы вынуждают многие фирмы увольнять своих сотрудников. В результате в отдельных компаниях количество сокращенных сотрудников достигает 20% и более от всей численности персонала. Когда люди остаются без средств к существованию, растет количество преступлений — в отдельных городах этот рост уже достиг 30%.
 
Другая серьезная проблема — всеобъемлющая коррупция. Для большей наглядности Олег Болычев предлагает выделить те регионы, где не присутствуют федеральные сети. Из этого сопоставления сразу становится понятно, на какой местный рынок крайне сложно или невозможно зайти из-за «административных барьеров», скажем, где губернатор является, например, мажоритарным (или еще каким-то) акционером местной торговой компании.
 
Еще один любимый российскими ретейлерами жупел — это западные конкуренты. Они существуют на рынке как минимум более полувека, достаточно вспомнить, что первые гипермаркеты в Европе и Америке были открыты еще в 1950-60‑х годах. Они имеют доступ к дешевым займам, например, группа «Ашан» получает кредиты по годовой ставке не более 4%, а ставки российских банков для отечественных ретейлеров в несколько раз выше. Поэтому конкурировать с иностранцами российские торговцы элементарно не могут — они способны только держаться на плаву. А это изначально неправильная позиция. Поэтому в наилучшем положении сегодня оказались те отечественные сети, которые развивались на свои собственные средства, — для них падение спроса на 10-20% или текущий рост курса доллара не является критичным.
 
Для решения текущих проблем председатель совета директоров ГК «Вестер» рекомендует государству поддержать владельцев бизнеса. Необходимо снижать ставку рефинансирования, восстанавливать ипотечное кредитование под адекватные проценты (тем более сейчас, когда цены на квартиры уменьшены вдвое), снижать тарифы на продукцию и услуги естественных монополий. И самое главное: необходимо поддерживать реальный сектор экономики.
 
 
Прогноз от Олега Болычева
еще минимум полтора года в стране будут серьезные проблемы, но нужно поднимать собственное производство и внутреннее потребление; 
крупнейшие мировые ретейлеры, которые располагают мощными финансовыми ресурсами, даже в это сложное время усилят свои позиции (например, в России «Ашан» будет продолжать открывать качественные объекты); 
будут продажи компаний, которые не сумели перекредитоваться, но большинство местных ретейлеров просто сохранят свои позиции; 
ожидается развитие собственных торговых марок (СТМ). Но следует иметь в виду, что производители товаров под СТМ работают на минимальной марже, а в магазинах эти товары продаются значительно дешевле аналогов. И производителю это, конечно, не очень выгодно. Главный вопрос здесь — эффективность работы каждого из звеньев цепочки (от производителя к покупателю) на своем участке. 
 
По материалам VIII Международной
конференции Института Адама Смита
«Конгресс российской розничной торговли»
(30.03-02.04, Москва)  http://www.tovr.ru Владимир Елфимов
 
< Пред.   След. >


тел/факс : 280-363
280-484, 28-11-11